Country strong

Торопливые модницы уже во всю зацвели пухлыми бутонами пионов, мелкой россыпью роз дикого шиповника и тяжелыми гроздьями гортензии. Облачившись в хлопковые сады и сатиновые клумбы, они, кажется, даже не подозревают, что их сельский роман только начинается.

Образцово показательным барышным-крестьянкам из Нэшвилла крайне повезло в любви и сельских утехах. Не на каждой ферме из денима, сапог и шляпы вырастают кантри-исполнители с внешностью неожиданно заголосившего Гаррета Хедлунда (того самого взбалмошного отпрыска компьютерного гения из римейка “Трона”). И дело вовсе не в чернобровом прищуре, а тембре голоса. Гортанный шепот (вполне официально именуемый термином twang) народных артистов колхозного юга США звучит как коллекция совратительных аудио непристойностей.

Хотя отношение к стилю кантри  в простонародье сродни бардовской песне  по-американски, смелых модниц не пугает сельскохозяйственный привкус хитов. Потому как на фоне туманов, полей и сеновалов в кантри разворачивается сплошной секс: вместо изгиба гитары желтой — дерзкие контуры женских бедер. И в обязательном порядке выпивка! Возьмите хотя бы грэмминосную балладу трио Lady Antebellum “Need you now” — It’s a quarter after one, I’m a little drunk, And I need you now. Вездесущий стакан виски заправски разбавляет слащавую лирику задиристой порцией мужского эгоизма и непоколебимости.

Тех, кто необоснованно побаивается кантри, рисуя в воображении усатых ковбоев и пузачей в джинсовой тройке, смею заверить — жанр стремительно молодеет и хорошеет. На смену Johnny Cash (если вы обошли стороной картину “Переступить черту” с Хоакином Фениксом и Риз Уизерспун, пересказавших историю жизни Джонни, то не откажите себе в удовольствии восполнить упущение), Willie Nelson, Tim McGrow пришли первые парни на деревне Нэшвил — Blake Shelton, Chuck Wicks, Luke Bryan и Josh Thompson. У девчонок дела тоже идут неплохо. По крайней мере юную звезду американских ярмарок Taylor Swift вы наверняка должны знать по выходке Kanye West, беспардонно оскорбившего девушку на премии MTV; если нет, то уж точно по ее публичному роману с мутноглазым Джейком Джилленхалом, отпрыском Кеннеди и еще дюжиной парней. О популярности кантри никто не расскажет лучше Джессики Симпсон. Сначала она облачилась в ковбойские сапоги и мини шорты на большом экране, сыграв сексапильную cowgirl Дейзи Дюк. Потом и того больше — с легкой руки папы Джо томно запела о примудростях секса на ранчо. А тут уж простите помимо голосистого сопрано еще и 5-ый размер груди! Каждому свое, как говорится. Вот, например, модницы обязаны к лету выучить новый трек плутовки Leighton Meester “Summer girl” — о слегка пьяной девчушке во вьетнамках на большом джипе.

По правилам жанра каждая песня кантри — это самостоятельная история со своими героями. При желании всерьез вслушаться в слова, можно легко соблазниться лирикой на подобии “I’m gonna start a fire, You’re gonna feel the heat, I’m gonna burn for you, You’re gonna melt for me”, но с таким глубоким и волнующим баритоном как у того же Гаррета Хэдлунда ( кстати впервые запевшего в картине “Я ухожу — не плачь” ) можно петь хоть инструкции по сборке мебели IKEA. Это то, что называется smoking hot — на слух прокуренный хрипловатый голос с эротическим придыханием.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s