Z — значит Зельда

Я большая поклонница творчества Ф.Скотт Фицджеральда, тому способствовал вовсе не «Гэтсби», а полная безумства и курортной праздности «Ночь нежна». Учитывая, что Скотт имел манеру срисовывать персонажей со своих знакомых, а в женских партиях всегда прописывал черты обожаемой супруги Зельды, все его книги по сути биографичны. Тем не менее мне было интересно заглянуть в его настоящую жизнь, которая была похлеще его литературной. Я искала «West of sunset» о голливудском периоде Фицджеральда, но случайно нашла «Z — значит Зельда»,  в которой свою версию событий излагает жена писателя не без помощи богатого воображения Терезы Фаулер.

zd

Зельда Фицджеральд — одна из самых красивых и ярких женщин «эпохи джаза». Жена и муза крупнейшего писателя «потерянного поколения». Ее имя стало символом экстравагантности и элегантности. История жизни Зельды Фицджеральд овеяна столькими легендами, что понять, какой она была на самом деле, очень сложно.  Тереза Энн Фаулер совершила невозможное — дала «подлинной» Зельде рассказать собственную историю!

Тереза Фаулер поставила себе амбициозную задачу — рассказать историю Зельды Фицджеральд от первого лица, жонглируя достоверными фактами в мире художественного вымысла. От момента ее встречи с начинающим писателем до его последних дней жизни Тереза нанизывает биографические события на литературный каркас собственных домыслов и фантазий. При этом автор дает четко понять читателям, что навязанное большинством мнений спорное изображение Зельды как завидующей славе мужа психопатке ей совсем не по душе. Поэтому муза Фицджеральда из-под пера Фаулер вышла хоть и взбалмошной и эксцентричной, но все же относительно вменяемой и обоснованно недовольной.

«Z значит Зельда» — роман об удивительном времени, когда писатели были рок-звездами, а на вечеринках вместо студенток МГИМО и блоггеров блистала такая подающая надежды молодежь как Хемингуэй, Портер, Кокто и Пикассо. Но в первую очередь это произведение о том, каково быть женой творческой личности, того, чья жизнь делится на неравные промежутки от романа до романа, а между ними наполнена стенаниями и жутким похмельем.

зельда фицджеральд

Юная Зельда охотно ввязалась в это безумное приключение под названием брак со знаменитым писателем. Ей было скучно в провинциальном Монтгомери, где достаточно было владеть хорошими манерами и красиво вышивать крестиком, чтобы понравиться ухажеру. Чего еще можно было ожидать от девочки, которую назвали в честь цыганки из романа? Как минимум неординарность взглядов, но на поверку — отсутствие морали, необычное чувство юмора и прогрессивность мнений. Одним словом, Зельда была готова ко встречи с тем, кто бросил бы ей вызов и предложил нечто большее, чем образцовую семью и походы в церковь по воскресеньям. Но Скотту еще пришлось изрядно попотеть, чтобы доказать взбалмошной южанке, что он тот самый. Она не сразу разглядела в нем потенциал, да и кто бы смог распознать в несостоявшемся студенте Принстона и очаровательном гуляке толк? Фицджеральд имел привычку представляться как «великий писатель», что совсем не внушало доверия, особенно учитывая, что на тот момент он не закончил ни одной книги.

Для тех, кто склоняется в сторону образа Зельды как жертвы, в книге много доказательств обратного. Фаулер идеально соблюдает баланс, склоняя чашу весов то в одну, то в другую сторону, давая понять, что Зельда сложный персонаж и однозначного ответа на вопрос «кто кого сломал — Зельда Скотта или Скотт Зельду?» нет. Но до знакомства четы Фицджеральд с Хемингуэем, урожденная мисс Сайер умело манипулировала женихом, а потом и законным супругом. Избалованная и выросшая в достатке Зельда не могла согласиться на обещание славы и богатства, ей нужна была гарантия. Поэтому она заняла выжидающую позицию — приняв предложение Скотта о замужестве, она осталась в родном городе гулять и развлекаться с местными кавалерами, а Скотт отправился в Нью-Йорк превращать буквы и слова в доллары. Возможно, гонорары Фицджеральда еще долго были грошами, если бы не хитрое вмешательство Зельды. Фаулер описывает произошедшее как инсценированную случайность, хотя многие биографы склонны считать это обыкновенной рассеянностью, за которой не стояло никакого сложносочиненного умысла. А дело вот в чем: однажды Зельда так увлеклась неким игроком в гольф, что приняла от него в подарок дорогую булавку. Одумавшись, решила ее вернуть, но случайно (а в интерпретации Фаулер намеренно) отправила письмо Скотту. Возмущенный жених примчался за объяснениями, но вместо них получил обручальное кольцо обратно и пинок поскорее состояться как писатель. Стоит ли говорить, что сразу после этого его дебютный роман «По ту сторону рая» был наконец закончен, опубликован и возымел огромный успех, а Зельда стала его женой. Скажите, меркантильная? Нет! Знающая себе цену? Да!

copia_el_estilo_elegante_y_casual_de_robert_redford_714820268_900x648
Миа Фэрроу и Роберт Редфорд. Кадр из фильма «Великий Гэтсби»

После этого жизнь молодоженов была подробно задокументирована в светской хронике. В обществе только и было разговоров, что о политике да о выходках четы Фицджеральд. Они были шоумейкерами, жадно стремящимися ежедневно видеть свои имена в газетных заметках. Тереза Фаулер не пытается анализировать как и когда Зельды вдруг возжелала стать знаменитостью, предпочитая оправдывать ее эксцентричность складом характера и зарождающейся творческой жилкой. На волне успеха и финансового благополучия Фицджеральды шикуют и буйствуют: пьют виски по утрам, танцуют чарльстон до упада, а как следствие — разъезжают на крыше такси и купаются в фонтане. Благочестивая Зельда вдруг не только бесстыдно демонстрирует всем свои коленки, но и снимает трусики за торжественным ужином, преподнося их в подарок имениннику. Одним словом, жизнь была праздником пока не превратилась в кошмар. Музыка закончилась, началась настоящая жизнь, в которой расточительность Скотта всегда держала их семью в одном шаге от краха (они снимали дорогие многокомнатные виллы на Ривьере, хотя вполне могли обойтись скромной квартирой в Париже), а его писательские пробуксовки (каждый последующий роман давался ему с большим трудом и находился в процессе написания годами), боязнь конкуренции (Скотт намеревался выпрыгнуть из окна после прочтения «Улисса» Джеймса Джойса, будучи уверенным, что ему уже никогда не затмить этот успех и не переплюнуть коллегу) и болезненная реакция на критику превращали гения в хронического алкоголика. И тут мы уже видим Зельду совсем другой — уставшей, раздраженной и разочарованной. Ей надоедает каждый раз ждать «следующей книги», зависеть от того, чего еще нет и лишь формируется в нетрезвой голове мужа, полагаться на обещанный аванс. Вполне плодородные условия для того, чтобы превратиться из party girl в недовольную домохозяйку. Быть женой Фицджеральда становится нестерпимо, одиноко и больно. Но стоит отдать Зельде должное — она всегда поддерживала Скотта во всех его начинаниях и идеях, верила в каждую его безумную затею, театральную пьесу и сценарий для Голливуда. Более того, она с огромным усердием редактировали рукописи супруга, делала существенные замечания и оставалась его главной музой. Фицджеральд всегда писал лишь о том, что ему было близко и знакомо, а это были любовь и успех. Но успех то мерк, то вновь настигал, любовь то ослабевала, то вновь разгоралась, а оттого новые книги заставляли себя ждать годами. В это время Зельда пробовала себя в качестве художницы, танцовщицы и писательницы. Иногда ее рассказы, которые печатались под именем Скотта для бОльшего гонорара, были единственным доходом в семье. При этом Фрэнсис четко давал понять Зельде где ее место, даже в супруге видя угрозу и конкуренцию своему блуждающему таланту (хотя сам без зазрения совести заимствовал цитаты из ее личных дневников).

Mia Farrow & Robert Redford In 'The Great Gatsby'
Миа Фэрроу и Роберт Редфорд. Кадр из фильма «Великий Гэтсби»

Зельда не хотела быть примерной женой, при этом требовала от Скотта обратного. Она поддерживала феминистское движение, жаждала самостоятельности и независимости, чем провоцировала скандалы. Семейные дрязги, финансовая нестабильность, постоянные ссоры, проблемы со здоровьем слишком часто отвлекали Скотта от писательства, делая его уязвимым и неуверенным в себе. С другой стороны именно несговорчивость Фицджеральда, его упрямство и одержимое желание доказать всем свое великолепие пагубно сказывались на психическом состоянии Зельды. Как говорится, два сапога — пара. Каждый из них внес свой вклад как в создание этого брака, так и в его распад. Они никогда не были скучными супругами: подстрекали друг друга, язвили, говорили колкости, провоцировали на ревность. Несмотря на то, что они порой мучили друг друга, они были двумя половинками. Они были Фицджеральдами. И даже в самые мрачные дни Скотт любил этот ураган по имени Зельда.

Тереза Фаулер без сомнения проделала огромную работу, но критики безжалостно набросились на нее за неточность дат и несовпадение некоторых фактов. Но у нее была совсем иная задача — рассказать историю одной женщины и постараться ее понять. Не осуждать за не всегда взвешенные поступки, а дать ей слово, право хоть и с долей художественного вымысла объясниться и рассказать свою правду. Если после просмотра «Полночь в Париже» Вуди Аллена вы всегда хотели как и персонаж Оэуна Уилсона очутиться в 20-х годах, книга «Z значит Зельда» обязательна к прочтению.

Рейтинг «Z значит Зельда»: 5 из 5

Реклама

2 thoughts on “Z — значит Зельда

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s